Sunny moon
06.11.2012 в 23:03
Пишет UrakiH:

Личная территория
Фанфик не мой, но очень понравился и захотелось поделиться))

Название: Личная территория
Автор: Айлона
Фандом: Наруто
Бета: нет
Рейтинг: R (общий)
Направленность: слэш
Жанр: романс, ангст, есть немного авторского юмора
Пейринг: Саске/Наруто
Размер: макси
Состояние: закончен
Саммари: трудно, привыкнув быть одному, разрешить кому-то другому проникнуть на твою территорию. Но, бывает, что тебя, как, впрочем, и невольного "агрессора", никто не спрашивает...
Предупреждения: ООС
Дисклеймер: да не мое, не мое…
Размещение: исключительно с разрешения автора. Разрешение на размещение получено

Не в Обзоры

Личная территория. Часть I

Личная территория


II. Принять

Саске потом так в точности и не смог вспомнить, куда же подевалась положенная по приказу неделя. Все дни, казалось, слились в один долгий, долгий день – необычный, насыщенный, удивительный день, который никак не хотелось отпускать. По прошествии положенной недели Саске с каким-то неприятным изумлением узнал, что дом Наруто восстановлен и теперь парню нет нужды проживать в квартире Учихи. Наруто, казалось, тоже был удивлен этим известием: только многозначительное «о…» пролетело в ответ на слова Тсунаде, и он обернулся к другу, словно прося его объяснить это недоразумение.
- Вижу, вы поладили, - с видимым удовольствием отметила Тсунаде.
Саске кивнул.
- Что ж… Это прекрасно, - в интонации дрожала загадочность, причину которой Саске уже знал, а Наруто еще только предстояло узнать. Впрочем, она была не настолько явной, чтобы он ее заметил.
В тот день вечером они распрощались. Наруто собрал свои немногочисленные вещи в рюкзак и неуверенно топтался на пороге.
- Ну… Спасибо тебе, что ль, - улыбнулся он наконец, яростно теребя особенно длинную, выбивающуюся из-под хитая прядку волос – верный признак нервозности. – Ты, оказывается, очень гостеприимный хозяин.
Саске только фыркнул про себя. Видимо, Наруто успел за неделю забыть его «теплый» прием в первый вечер. Но хорошие воспоминания, говорят, сглаживают плохие…
- А если… - Наруто вскинул голову, но тут же сконфуженно умолк.
- Что? – поднял брови Саске.
- Если я… - он помедлил. – Если я… зайду к тебе… как-нибудь на огонек? Не прогонишь?
Саске обозначил улыбку приподнятыми уголками губ.
- Не прогоню, - кивнул он. – Приходи.
- Спасибо, - радостно заулыбался Наруто. – И ты ко мне тоже приходи! Дня через… три, наверное, у меня уже будет относительно сносно. Приходи на новоселье. М?
Синие глаза горели надеждой. Саске усмехнулся.
- Куда от тебя денешься, - произнес он.
- Отлично, - удовлетворенно кивнул Наруто и замолк. Говорить ему больше было нечего, и Саске тоже не мог найти, что сказать. Помолчав и потоптавшись на пороге еще несколько минут, Наруто все же выдохнул: - Ну, ладно. Пойду я. Давай, до завтра.
- До завтра, - кивнул Саске и закрыл за ним дверь.
«Как тихо», - подумалось ему поначалу. Он постоял немного в прихожей, потом медленно прошел в гостиную. «Как пусто», - мелькнула быстрая поправка в голове. Да, именно пусто. Не тихо. Пусто.
Снова один.
«Эх, Наруто, Наруто, огонек ты солнечный, неугомонный, чем же ты так привязываешь к себе людей?» - вздохнул молча Саске и сел на диван. «Почему без тебя становится пусто?»
Как ни пытался Учиха понять за последнюю неделю, что с ним происходит, успехов он в этом не добился. Он понимал, что его поведение не характерно для него, порой он удивлялся сам на себя – своему искреннему смеху, веселым шуткам или же серьезным, философским суждениям. Он удивлялся, когда засиживался вместе с Наруто до полуночи за чашкой чаю на кухне, болтая о пустяках, и удивлялся, что совершенно не злился на него, когда отчитывал утром словами: «Ты меня опять вчера заболтал, я опять не выспался!» Он безмерно удивился самому себе, когда легко согласился снова вернуться к тренировкам с бывшей седьмой командой. Он удивлялся невероятно каждый раз, когда, вымотав себя подчистую тренировками, они с Наруто вместе медленно шли домой и разговаривали буквально обо всем, на что напарывался их взгляд. Последняя неделя была для Саске неделей нескончаемого удивления, настолько, что он даже немного отвык от своего привычного, спокойного состояния.
И поэтому сейчас ему было как-то странно не по себе. В квартире без Наруто было пусто, и эта пустота угнетала. Странно, они часто разговаривали, но гораздо большую часть времени молчали. Оба любили читать – и они вместе читали, сидя на одном диване и уткнувшись в книжки, потягивая из кружек остывающий чай, часто проводя так целые вечера, пока кто-то один не начинал ерзать, устало тереть глаза и в конце концов не сообщал, что пошел спать. Оба, как оказалось, любили играть в шахматы – и они играли, растягивая одну партию на несколько часов, упорно не желая сдаваться. Все, что не требовало особых оговоренностей, они делали без слов, и это их молчание не было наливающимся в воздухе напряжением, как часто бывает, а скорее создавало какую-то удивительно уютную атмосферу, понятную только им двоим. Фактически, они не очень-то и много общались, но Саске сковало странное чувство тоски оттого, что исчезло ощущение присутствия Наруто рядом. Он снова остался один на один с пустотой.
В первую ночь в пустой квартире Саске снова приснился кошмар.

Густая, липкая, отвратительная темнота тянулась к нему. «Иди сюда…» Темное, засасывающее в себя пятно расползалось перед глазами, одурманивало сознание, оставляя только один шипящий зов: «Иди ко мне…» Скользкий, противный холод коснулся тела, сдавил, сжал в стальных тисках, не давая вырваться. «Ты мой…» Из последних сил дернуться, застонав, закричав от боли и ужаса безнадежности…
«Думаешь, можешь сбежать от меня?»
Шипящий смех раздается во тьме. Темнота вновь подкрадывается к нему, но на сей раз нападает стремительно, не давая возможности отстраниться и увернуться – при всех навыках и желании. Скользкие щупальца опутывают конечности, сковывая, холодное дыхание обжигает щеку…
«Теперь ты мой. Навсегда…»
Громовые раскаты хохота, и его крик, в судороге сводящий легкие…
«Саске?»
Хохот вдруг замолк, и из неведомого далека донесся тихий зов…
«Саске!»
Дернуться – и с удивлением ощутить, как слабеют тиски темноты, увидеть, как отступает тьма перед маленьким, крохотным светлым пятнышком – будто кто свечку зажег.
«Саске, я здесь!»
Сбросить последние остатки оцепенения, злобно шикнуть на сжавшуюся, забившуюся в угол темноту и со всех ног кинуться к манящему вдалеке огонечку.
«Я иду!»

…Утром Саске проснулся с улыбкой. Впервые, пожалуй, за последнее время.

Впрочем, долго копаться в себе и недоуменно спрашивать у самого себя причины своего странного поведения и отношения к Наруто Саске не пришлось. Жизнь все сама собой расставила на свои места, как всегда, продемонстрировав недогадливому наглядное доказательство определенных его предположений.
Шла тренировка, Саске с Наруто основательно трепали друг друга – они никогда не дрались в полсилы, удары едва-едва сдерживались, и будь хоть один в чем-то слабее или медленнее в реакции, не миновать бы несчастных случаев. Но они друг другу не уступали. Оба ходили по краю, оба играли с огнем, и у обоих в крови кипел совершенно одинаковый азарт. Это была игра по обоюдным правилам, понятным только им, и они этой игрой видимо наслаждались.
- Наруто! – знакомый окрик заставил драку замереть. Наруто едва-едва успел подать сигнал Саске остановиться, тот едва-едва удержал замах, старательно целясь в подставленный блок, - и вот уже оба стоят, опустив оружие, и смотрят на виновника вынужденной остановки.
Неджи.
- Чтоб его черт побрал… - сквозь зубы процедил Наруто. – Знал бы – не откликнулся…
- Наруто! Иди сюда! – Неджи помахал рукой, явно призывая подойти к себе. Наруто вздохнул и резкой, какой-то странно дерганной походкой пошел к нему.
Разговор был напряженным. Саске не слышал слов – все же он стоял в центре поля, но зато прекрасно видел и жесты, и даже выражение лиц. Наруто стоял, засунув руки в карманы, опустив голову, и слушал, что ему вещал Неджи. Тот был невероятно возбужден, пару раз даже встряхнул Наруто за плечи, но он резко отстранился, как будто испуганно отшатнулся от парня. Бросил что-то короткое и отрывистое – словно брезгливо выплюнул слово. Неджи развел руками, как-то странно улыбнулся и… Саске впервые в жизни не поверил своим глазам. Неджи обхватил Наруто, заставил повернуть голову к себе и поцеловал. Поцелуй продлился каких-нибудь пару секунд; Наруто с силой оттолкнул Неджи от себя, чуть не впечатав того в дерево, что-то крикнул и, развернувшись, пошел обратно на площадку.
«Ну ни хрена себе…» - стукнуло в виски Саске. Глаза сами собой зло сузились, губы сжались, пальцы вцепились в катану. Как он только посмел?! Изрубить, растоптать, уничтожить! Наглец, как он смеет покушаться на него?!..
- Извини… Саске, ты чего? – изумленный голос Наруто несколько привел парня в себя. Он разжал руку и опустил взгляд, выравнивая дыхание. И вздрогнул, когда жесткие, намозоленные постоянным обращением с оружием пальцы осторожно тронули его ладонь. – Саске, с тобой все в порядке?
- Все нормально, - глухо выдохнул Саске и посмотрел на Наруто, в непонимающие голубые глаза.
- Ты уверен? – похоже, его взгляд вовсе не говорил о нормальности, иначе Наруто бы не спросил.
- Да, - Саске кивнул и резко выдохнул, встряхиваясь. – Я в порядке. Что он от тебя хотел?
Вопрос сорвался с языка быстрее, чем Саске успел себя остановить, быстрее, чем он даже смог осмыслить и осознать, стоит это спрашивать или нет, - слишком трудно удерживаться от того, что занимает все мысли…
Наруто вздрогнул, отвел взгляд, отворачиваясь. Вздохнул.
- Давай продолжим тренировку, - тихо предложил он.
Саске до крови прокусил губу. Очень хотелось выматериться. И еще он до боли впился ногтями в ладони, сжимая кулаки. Потому что очень хотелось схватить Наруто за плечи и вытряхнуть из него всю душу. Еще хотелось догнать Неджи и хорошенько избить, так, чтобы родная мама не узнала. Так, чтобы он никогда даже не подумал кончиком пальца дотронуться до Наруто…
И только когда последняя мысль сформировалась в его сознании, Саске потрясенно расширил глаза. Что? Как это понимать? Он что… ревнует?..
- Саске, так ты идешь или как? – Наруто, видимо, за прошедшее время научился справляться с собой быстрее напарника и теперь весело махал ему рукой с другого края поля. – Пошевеливайся, а!
Саске поднял взгляд на далекую рыжую фигурку и сдвинулся с места, на ходу мысленно давая себе подзатыльников, чтобы прийти в себя. Не помогало. Стоило только посмотреть на Наруто, как перед глазами вставала только что увиденная сцена, кулаки сами собой сжимались и душу разрывали на части два сильнейших желания: накостылять Неджи и прижать к себе Узумаки, укрыть в объятиях, спрятать ото всех вокруг, чтобы никто не смел покушаться на то, что Саске уже в глубине души назвал своим...
Саске споткнулся на ровном месте. Своим?!
Да. Да, черт подери. Своим.
Он впустил Наруто на свою территорию. Он показал ему всего себя, все свои слабости и страхи, он доверился ему, а взамен… а взамен подсознательно считал своей собственностью. Наруто стал частью него, всего за какую-то неделю проник в самую душу, согревая ее своим маленьким огоньком. И Учиха посчитал, что теперь его личная территория распространяется и на это белобрысое чудо. Только вот само чудо об этом не догадывалось…
- Саске, ты не заболел? Ты какой-то бледный, - пожалуй, только Наруто умел различить обычную и нездоровую бледность Саске. Тот машинально качнул головой.
- Я уже сотый раз повторяю: все в порядке, - ответил он.
- А я тебя и в сто первый спрошу, - не унимался Наруто. – Ты бледный, ведешь себя странно, будто кто пыльным мешком стукнул из-за угла. Что с тобой, если ты не болен?
Саске поднял взгляд и посмотрел Наруто в глаза. Тот притих. Создалось такое впечатление, что были бы у него кошачьи уши – прижал бы их к голове в надежде спрятаться.
- Тебе пока этого не нужно знать, - произнес Саске тихо. – Мне нужно разобраться в себе. Давай на сегодня закончим.
- Хо… хорошо, - кивнул ошарашенно Наруто. Саске чуть качнул головой в знак прощания и пошел прочь с поля.
И не увидел, какой неожиданной надеждой зажглись голубые глаза…

Вот здесь, на этом месте, они лежали тогда, в первое утро вдвоем. Он тогда разозлился на то, что Наруто оставил в прихожей будильник, вышла перепалка, драка, и в результате оба оказались на полу. Он держал его в захвате. Даже напрягаться не нужно, достаточно одной мысли, чтобы пальцы сами вспомнили покорное расслабленное тепло…
Вот здесь Наруто спал. Он даже не перестелил постель и не убрал белье с тех пор – будто надеялся, будто ждал, что Наруто вернется, хотя прекрасно знал, что этого не будет. И все-таки – не убирал, не стирал, не складывал. Поэтому сейчас можно осторожно присесть на край, провести рукой по простыни, будто хранящей еще отпечаток тела, и, потянув на себя подушку, уткнуться в нее носом. Свет. До чего светлый запах. Так пахнет солнечное летнее утро – светом, свежестью и легким, почти неуловимым ароматом цветов.
Вот здесь они с Наруто вместе сидели, читая книги. Опуститься на диван и взять в руки одну из полюбившихся ему – того самого Ницше. Полистать страницы. Внутри лежит вчетверо сложенный листок – запутавшись в рассуждениях автора, Наруто начинал записывать пришедшие ему в голову мысли на листке, помечая, к какому абзацу они относятся. Каракули и какие-то, наверное, ему одному понятные схемы. Надо будет отдать.
Вот здесь они с Наруто вместе завтракали, ужинали, а зачастую и просиживали ночи напролет за чаем. Здесь сидел Наруто, а здесь – он сам. На столе – забытые чашки, которые почему-то рука не поднялась помыть. Рядом с чашкой Наруто стоит сахарница. Хозяин не пил сладкий чай и вообще не любил сладкое, но его любил Наруто, и эта вещица так же появилась на столе, как и сотня других мелочей. Они все напоминали о том, что целую неделю Наруто здесь жил. И казалось, что живет до сих пор…
Опуститься на стул, подпереть подбородок рукой и закрыть глаза.
Примите поздравления, Учиха Саске. Похоже, что вы влюбились.
- Влюбился… - эхом откликнулся на это слово он. – Влюбился… Черт…
Саске наклонил голову и запустил пальцы в волосы. Было, от чего чертыхаться.
Вот, что за огонек грел его все это время. Огонек влюбленности и радость обладания – не физического, а душевного. А он-то думал, что это дружба…
Дружба.
Саске встал и походил по кухне из угла в угол.
А не было дружбы. Похоже, никогда. С его стороны, во всяком случае. Сначала было презрение и раздражение, потом – безразличие, а теперь… Теперь – влюбленность. Видимо, не дано ему умения дружить, не дано… У него все через край: либо оттолкнуть – либо прижать к себе и не выпускать никогда. Дружба – это просто быть рядом. Саске не мог довольствоваться этим. Ему нужно было обладать, целиком и полностью, без остатка. Просто быть рядом – слишком, невыносимо, мучительно мало. Радикальность натуры проявляла себя: Саске нужно было либо все – либо ничего.
И самое страшное было в том, что обратный путь был закрыт. Раз перешагнув черту, признавшись себе, Саске не мог повернуть назад. Для него уже все было решено. Но вот что предпринимать дальше?
Признаться Наруто? Сердце Саске – стыдно сказать – пропустило удар и на миг замерло, так, что он даже задохнулся. От одного возможного «нет» темнело в глазах. А что, если его грубое обращение с Неджи было продиктовано нетерпимостью к подобного рода пристрастиям? Проще говоря, что, если Наруто – гомофоб? Что тогда делать? Придется снова держаться на расстоянии, как все это время, мучась от жажды хотя бы увидеть, сгорая от желания прикоснуться, приблизиться, прижаться – и не имея никакой возможности…
Саске даже не удивился, ощутив, насколько однозначно среагировало его тело на подобные мысли. Удивился он своей способности себя накручивать. Раньше он не испытывал особого желания прикоснуться к Наруто, зато сейчас его просто колотило от этой необходимости. Неужели все это спровоцировано только его осознанием влюбленности? А может, тогда это все неправда? Он сам себе все придумал?..
Саске покрутил головой, походил еще по кухне и, чертыхнувшись, вышел в коридор. Находиться дома было просто невыносимо, и еще невыносимее было оставаться наедине со своими мыслями. Так он мог себя довести до чего угодно, мысли могли забрести в какие угодно дебри и не выбраться оттуда. Нужно было проветриться, нужно было найти себе компанию – хотя бы чтобы просто кто-то побыл рядом, отвлекая от раздумий. Хотя бы просто посмотреть на кого-то, понаблюдать за кем-то, чтобы не думать о себе и ловушке, в которую сам забрался.
Накинув куртку, Саске вышел за дверь.
Погуляв с полчаса и пораспугивав своим видом редких ночных прохожих, Саске неожиданно обнаружил, что ноги сами несут его к дому Наруто. Обругав себя последними словами, он свернул в другую сторону. Однако спустя десять минут он обнаружил, что идет вновь по той же улице. На сей раз он сворачивать не стал. Дошел до заново отстроенного дома, скользнул взглядом по окнам, отследил то, которое должно было принадлежать Наруто. В окне горел свет, несмотря на поздний час.
Судьба.
Саске вздохнул, зажмурился, покрутил головой, стараясь привести себя в адекватное состояние, и решительно вошел в дом.
- Саске? – хозяин квартиры встретил его в штанах неопределенного бурого цвета и светлой футболке. Голубые глаза расширились и стали похожи на блюдца. – А ты… ты чего… тут?
Саске усмехнулся.
- Какой ты гостеприимный, Наруто, - из груди вырвался нервный смешок. – Кажется, кто-то сам приглашал на новоселье. Или я помешал?
«Если он меня сейчас выставит – я не знаю, что со мной будет», - с тоской подумал он.
Наруто рассмеялся.
- Кому ты можешь помешать? Мне? В пустой квартире? – воскликнул он и приглашающе махнул рукой. – Заходи. Только сразу предупреждаю: у меня бедлам. Я еще толком обставиться не успел, так что не обессудь…
Пожалуй, назвать «бедламом» то, что происходило в его квартире, мог только сам хозяин. Потому что Саске подразумевал под этим словом исключительно невыносимый беспорядок, пыль толщиной в четыре пальца и паутину на всех поверхностях. Здесь же ничего подобного не наблюдалось. Хотя бы потому, что не наблюдалось вообще ничего. Прихожая была абсолютно пуста, стены голы – только на явно наспех вколоченном гвозде висела куртка Наруто да под ней стоял его извечный рюкзак. Пуста была и видневшаяся сквозь приоткрытую дверь комната. Саске недоуменно обвел эту несколько пугающую пустоту взглядом и снова посмотрел на Наруто. Тот виновато пожал плечами.
- Я же сказал – бедлам, - улыбнулся он, словно извинялся.
- Я бы сказал – пустыня… - приподнял бровь в ответ Саске. – Ты что, еще мебель не купил?
- Да некогда все, - отмахнулся Наруто. – Целый день на тренировках, холодильник и тот у соседей одолжил… Вот на выходных пойду в магазин, закуплюсь всем и сразу и обставлюсь. А пока – как на миссии: есть, спать и сидеть исключительно на полу.
Он беззаботно улыбнулся, будто подобное положение дел его веселило, и снова махнул рукой.
- Ну так ты не передумал? Останешься?
- Да, - Саске кивнул и прошел дальше в прихожую. С сомнением посмотрел на свои ботинки, потом на пол, не создававший впечатление чистого. Поднял выразительный взгляд на хозяина квартиры. Тот хлопнул себя по лбу и скинул тапки, оставшись босиком.
- Надевай и проходи на кухню, - он кивнул в сторону неширокого коридорчика и направился в комнату.
- А сам ты? – Саске, нагнувшийся, чтобы расшнуровать обувь, поднял голову. Он отлично понимал, что Наруто не хватит дальновидности приобрести не одну пару тапок.
- Да я носки сейчас надену и приду, - солнечно улыбнулся парень в ответ и скрылся за дверью.
Саске посмотрел ему вслед и едва заметно улыбнулся, будто пытался скрыть улыбку от самого себя. В голову лезли совершенно глупые мысли о том, со всеми ли Наруто такой гостеприимный и внимательный, а в груди разливалось приятное тепло и спокойствие. Рядом со своим огонечком Саске сразу стало спокойно, он почувствовал себя умиротворенным и благостным… и в то же время дико ревнивым. Стоило только подумать о том, что завтра к Наруто снова будет липнуть Неджи, а может, и не он один – Саске хотелось рычать. Обнять, прижать, защитить, скрыть от всего мира – невероятное по силе желание, от которого просто чесались руки. Но в то же время было так хорошо, так невыразимо, немыслимо хорошо, что Наруто рядом, здесь, в пределах досягаемости, и пока он рядом, с ним ничего не произойдет, и можно расслабиться и позволить себе ненадолго забыть о своей ревности…
- Саске, ау! – кто-то поводил у него перед глазами рукой, и Саске сморгнул пелену задумчивости. Рядом стоял Наруто и улыбался. – Ну вот, а еще что-то про меня и чайник говорил! Сам-то ты что нашел в своих ботинках? Хотел их сдвинуть с места силой мысли?
Саске сообразил, что предыдущие несколько минут сосредоточенно рассматривал собственные ботинки, на самом деле поглощенный своими мыслями, и усмехнулся.
- Я сегодня немного неадекватный, - о да, и было, отчего!
- Оно и видно, - кивнул Наруто, улыбаясь, и поманил его рукой. – Пойдем на кухню, я тебя хоть чаем горячим напою. Заодно расскажешь, с чего ты вдруг решил ко мне явиться в полпервого ночи.
- А ты мне расскажешь, с чего это ты вдруг в такое время и не спишь, - парировал Саске. Он знал, что Наруто, конечно, птица ночная, но не ожидал, что это распространяется и на время, когда он остается в одиночестве. Все-таки одно дело – сидеть вдвоем и разговаривать до утра, и совсем другое – сидеть в одиночестве. Саске в одиночестве ночью мог только спать.
- Если бы я спал, ты бы ко мне не зашел, - невозмутимо пожал плечами Наруто, едва заметно улыбаясь. И оглянулся на пороге кухни, хитро блеснув глазами в его сторону. – Не знаю, как ты, а я рад, что у меня сегодня приключилась бессонница.
Саске не успел опомниться от шока, произведенного на него этой фразой, как следующий тут же вытеснил его. Наруто отошел от входа и предоставил возможность рассмотреть кухню. По всему выходило, что жил Наруто только и исключительно здесь. Здесь так же не было мебели; справа у стены гордо возвышалась одинокая плита со стоявшим на ней чайником и висела железная раковина с краном, в левом углу у окна стоял побитый жизнью холодильник. Посреди кухни лежала какая-то относительно чистая тряпица, больше всего напоминавшая тканевую салфетку, и явно изображала стол. По левой стене протянулся спальник, поверх которого лежала небольшая книжка. Ярко-зеленая обложка выдавала в ней какой-то очередной бестселлер. Рядом стоял небольшой светильник, освещавший всю кухню мягким желтоватым светом. Понятно, какого рода «бессонница» не давала сегодня Наруто спать.
- Ты что, живешь только здесь? – не сдержал удивления озадаченный Саске.
- А? А, да, - Наруто обошел импровизированный стол и открыл холодильник, с не менее озадаченным видом разглядывая его содержимое. – Так удобнее, бегать никуда не надо, все под рукой. Все равно у меня больше и нет ничего, кроме того, что здесь…
Саске почувствовал острое желание взять Наруто в охапку вместе с его вещами и вернуть обратно в свою квартиру. От такой аскетичной обстановки и условий жизни у него сжималось сердце. И с каких пор он стал таким чувствительным?..
Наруто меж тем озадаченно потер подбородок и хмыкнул.
- Да, на гостей я сегодня как-то не рассчитывал… - пробормотал он. –Садись вон, на спальник, Саске. Ты голодный? У меня, честно говоря, нормальной еды и нет никакой… Рамен ты не ешь, а кроме него у меня в холодильнике разве что мороженые тараканы… Будешь? – поднял Наруто серьезно-скептический взгляд на друга.
Саске фыркнул. Мда, чувство юмора у хозяина квартиры было еще то.
- Думаю, будь я голоден, я бы ими вряд ли наелся, - в тон ему ответил Саске. Наруто улыбнулся. – Так что обойдусь.
- Тогда чай? – поднял брови хозяин.
- Дело, - кивнул в ответ Саске.
Наруто улыбнулся шире и достал их холодильника две чашки и небольшой заварной чайник, все – явно из одного набора. Саске про себя улыбнулся. Все-таки у Наруто были забавные привычки: он мог забыть купить или отложить покупку самого необходимого, но при этом, скажем, обязательно покупал полный набор для чаепития. За неделю совместной жизни Саске заметил, с каким трепетом Наруто относится к чашкам, блюдцам, чайничкам, они просто приводили его в неземной восторг, так что даже не удивился этой забавной неувязке.
- Ну вот, - нарушил молчание Наруто, разливая по чашкам кипяток. «Будто ждал», - невольно подумал Саске. Наруто взял свою чашку и сел напротив него прямо на пол, скрестив ноги. – Может, расскажешь, что тебя ко мне привело?
Саске тоже взял чашку в руки и отпил горячий чай. Интересно, что он должен ответить на этот вопрос? Что осознал свою влюбленность и не был в состоянии сидеть в своей квартире? Что ему нужно видеть Наруто постоянно, что он не может спокойно дышать, пока не будет уверен, что с ним все в порядке и на него никто не посягает? Это все он должен ему высказать? Плечи Саске содрогнулись в нервном смешке. Еще никогда, пожалуй, он не чувствовал себя настолько беспомощным в такой простой, в общем-то, ситуации.
- Если честно… - медленно произнес он и поднял глаза на Наруто. Замолк. Наруто приподнял брови. – Тошно стало одному в квартире, - выдохнул Саске и снова глотнул чай, будто прячась.
Наруто растерянно улыбнулся.
- А… Ясно, - только и произнес он.
- И еще… - Саске все-таки смог взять себя в руки и встряхнуться. Снова поднял взгляд, твердо посмотрел в глаза Наруто. – Я хотел спросить тебя. О Неджи.
Наруто вздрогнул, поспешно отвел глаза. Плечи его сникли, пальцы, наоборот, напряженно вцепились в чашку. Странная, непонятная обреченность сквозила во всей его фигуре, в каждом повороте головы. Саске нахмурился.
- Ну зачем тебе это знать? – Наруто вдруг вскинул голову и с отчаянием посмотрел на Саске. – Ну неужели тебе это так необходимо?
- Черт подери, Наруто! – Саске отставил чашку, сдвинул брови. – Ты мне друг или кто? С тобой что-то происходит у меня на глазах, а я понять не могу, что! Я ведь даже помочь тебе ничем не могу, пока не знаю, что с тобой творится!
- Я не просил помощи, - пробормотал Наруто и отвернулся.
Саске замолк. «Пусть будет твое сострадание угадыванием: ты должен сперва узнать, хочет ли твой друг сострадания. Быть может, он любит в тебе несокрушенный взор и взгляд вечности», - стукнули в висках прочитанные недавно слова. Ками-сама, неужели он ошибся?!..
- Саске, я… - тихий-тихий шепот, умоляющий взгляд из-под челки. – Я не хочу… чтобы…
- Что?
Наруто сглотнул и закрыл глаза. Пальцы нервно дрожали.
- Я не хочу, чтобы это помешало нашей дружбе, - выдавил он наконец.
- Наруто, нашей дружбе не помешали даже три года моего отсутствия и год моего отчуждения, - читай: идиотизма. – Что еще ей может помешать?!
И неважно, что он мелет сейчас чепуху. Не было тогда дружбы, уж точно не с его стороны, ее нет и сейчас. Но одно чувство лучше замаскировать другим – чтобы не выдать раньше времени…
Наруто грустно улыбнулся. Пальцы немного расслабились, погладили гладкую стенку чашки.
- Саске, как ты относишься к людям… с нетрадиционной ориентацией? – тихий голос, почти шепот. Обреченность и отчаяние.
Саске замер.
- Ты?.. – так же тихо начал он. Сердце гулко бухало в груди.
- Да, - кивнул Наруто.
Захотелось рассмеяться. Очень-очень сильно. Так, что сдерживать радостную широкую улыбку, расползшуюся по губам, было невозможно.
- И это все? – облегченно спросил Саске. Наруто поднял непонимающие глаза. – Это все, что тебя так тревожит?
Давно ему не было так легко на душе. Страх уничтожен и раздавлен, сердце бьется в груди бабочкой. Вот только ему – облегчение, а Наруто… Саске снова стал серьезным. Взгляд Наруто был по-прежнему грустным.
- А это может меня не тревожить? – он качнул головой.
Тупица. Саске мысленно дал себе подзатыльник. Это ведь его за три года у Орочимару приучили не стесняться собственной ориентации, а Наруто? В Конохе об этом впрямую никогда не говорили, таких отношений никогда не афишировали, да и мало было тех, кто их предпочитал. Да, многие шиноби были бисексуалами, на заданиях часто необходима была разрядка, но в конце концов они возвращались в свои семьи, и подобные отношения дальше миссий никогда не уходили. Гомосексуалов было мало, еще меньше – тех, кто не стеснялся об этом говорить вслух. Понятно, почему Наруто был так растерян и, вероятно, напуган, когда обнаружил признаки своей нетрадиционности. Недостаток информации плюс стойкое убеждение, что это неправильно, - вот вам и полный комплект для впадения в хроническую депрессию.
- Я долго с этим боролся, но… - Наруто вздохнул. Подтянул колени к груди, обнял их и положил на них голову. – Не могу же я идти против себя самого. От этого будет только хуже.
Мудро. Саске одобряюще кивнул.
- В секрете удержать не удалось, - Наруто закрыл глаза. – Неджи узнал… неважно, как. Оказалось, он такой же, как и я. Он искал партнера и предложил мне им стать. Я сказал, что мне надо подумать. Вот и думаю… до сих пор.
Саске сжал кружку так, что было удивительно, как она не треснула.
- Наруто, если тебе не нравится Неджи, ты не должен себя заставлять, - произнес он, стараясь сказать это как можно спокойнее, хотя хотелось кричать.
- Я знаю, - Наруто вздохнул. – Но пойми, Саске, я не хочу быть один. Я слишком долго был один, понимаешь? И не хочу больше.
- Наруто, ты будешь истинным идиотом, если согласишься на предложение Неджи только из-за того, что он пока единственный тебе это предложил, - тон получился слишком резким, но не мог Саске сейчас сдерживать себя, при всем желании – не мог…
- И оставаться одному?! – Наруто дернул плечами.
- Кто тебе это сказал? – Саске отставил чашку. – Неджи не единственный гей на этой земле.
- Назови мне еще хоть одного, - Наруто зло фыркнул.
- Да хотя бы я!
Наруто ошарашенно моргнул.
- Ты? – охнул он. Саске пожал плечами.
- Я – гей и, в отличие от тебя, этого не стесняюсь, - произнес он.
- Звучит так, будто ты мне что-то предлагаешь, - Наруто передернул плечами.
- Может, и предлагаю, откуда ты знаешь? – Саске склонил голову, отчаянно стараясь не отводить глаз и сдерживать рваное дыхание. Сердце, казалось, вознамерилось разорвать грудь, кровь била в висках, в глазах туманилось от волнения.
Наруто смотрел на него с минуту. Просто смотрел, сдвинув брови, пристально, будто хотел прожечь его своим взглядом. Потом медленно спросил:
- Ты хочешь сказать, что предлагаешь мне…
- Встречаться, - договорил за него Саске и кивнул. – Да, именно это я и предлагаю.
- Почему?
Саске помолчал. Признаться?..
- Я перестал воспринимать тебя как друга, - тихо ответил он. Вот так – не признание и не глупость, не отказ и не согласие. – Уже давно.
Наруто шумно выдохнул и уткнулся лицом в колени. Несколько минут он сидел, не шевелясь, потом прошептал:
- Мне страшно…
Саске будто пригвоздило к месту его словами. Собственный голос не слушался, не хотел спрашивать – чего он боится, собственное тело не подчинялось – лучше разума понимало, что сейчас его лучше не трогать, вообще не касаться, даже не пытаться намекнуть на то, чего так хотелось… Почему? Разум не сразу осознал то, что тело на уровне инстинктов опознало раньше.
Человеку, который никогда не любил, всегда страшно в первый раз. Сам Саске только сегодня прошел через панику – и хорошо, что вышел из нее достаточно безболезненно. А человеку, у которого никогда не было отношений с другим человеком, еще страшнее. Потому что отношения ограничивают собственную волю и свободу, отношения связывают – и не только друг с другом. Хочешь или не хочешь, но есть обоюдные правила поведения – чтобы не обидеть, не задеть, не оскорбить; есть правила взаимоотношений с окружающими – чтобы не подать повода для ревности, чтобы не навлечь на себя посторонних заинтересованных взглядов. Надо обдумывать каждый свой шаг, если ты действительно хочешь сохранить отношения. Это правила – и несвобода. Ограничения, которые снять невозможно, потому что они естественны и необходимы. Эти ограничения страшны для того, кто всю жизнь привык быть свободным. Тем более они страшны, когда понимаешь, что именно ты в паре будешь подчиняться. Очень страшно войти в подчинение, привыкнув все всегда решать самому. Этот страх тоже нужно пережить, пропустить через себя и избавиться – поняв, что сладость безграничного доверия стоит маленькой несвободы. Саске это знал. И понимал, что в их паре борьба за доминирование будет недолгой, если вообще будет. Доминировать будет он, Учиха Саске, и иначе быть не может. От этого-то Наруто и страшно. Еще бы… Ведь несвобода – это его кошмар. Саске, пожалуй, только сейчас до конца понял, о чем Наруто говорил, когда неделю назад рассказывал ему о своих ужасных снах. Несвобода и подчинение – это его страшило всегда. И с какой-то странной душевной теплотой и нежностью Саске отметил сам себе, насколько ему придется быть внимательным и осторожным, чтобы не сковать свой огонечек, не подчинить и сломать, а привязать к себе…
- Я не тороплю тебя, - голос наконец-то повиновался, когда в голову пришли правильные и нужные сейчас слова. – Подумай. Я не назначаю сроков. Просто когда решишь – скажи мне. Хорошо?
Наруто поднял голову. Голубые глаза зажглись благодарностью.
- Спасибо, - едва-едва улыбнулся он.
Саске тоже улыбнулся, чем безмерно удивил сам себя. Наруто выпрямился, расправляя плечи, и оглянулся на окно. Присвистнул.
- Ну вот, опять мы до утра засиделись, - вздохнул он, кивая на светлеющее небо. И посмотрел на Саске. – Ты как, домой пойдешь или… останешься?
У Саске перехватило дыхание. Он был уверен, что после всего, что было сказано, Наруто захочет побыть один, а значит, ему придется возвращаться в свою пустую квартиру. Но нет…
- Я бы остался… - высказался он.
Наруто широко улыбнулся.
- Укладывайся тогда в спальник, а я себе что-нибудь сооружу сейчас, - сказал он и, поднявшись, вышел из кухни.
Когда спустя несколько минут он вернулся, Саске уже успел забраться в спальник, уютно свернувшись в нем и подложив руку под голову. Ну и что, что чуть коротковат? Зато запах Наруто обволакивал его, успокаивал и усыплял лучше всяких снотворных.
- Спокойной ночи, - прошептал улыбающийся голос рядом. Саске приоткрыл глаза. Наруто притащил из прихожей свой рюкзак, подложил его под голову вместо подушки, на пол постелил свою куртку, а сверху укрылся свитером. Он лежал с другой стороны «стола» на боку, лицом к нему, и улыбался.
- Скорее уж, доброе утро, - улыбнулся Саске в ответ и закрыл глаза.
После таких волнений ему должны были присниться кошмары. Но их не было. Наверное, потому, что его огонечек лежал так близко – рукой можно дотянуться, и даже издалека грел его своим теплом…

На следующее утро Саске проснулся не от будильника, как предполагал, а от звонка в дверь. Собственно, то, что это звонок в дверь, он сообразил уже тогда, когда мимо него, сонно бормоча под нос какие-то ругательства, протопал Наруто и в коридоре щелкнул замок.
- Сакура? – душераздирающий зевок. – Привет… Ты чего?
- Привет. Тебя вызывает Тсунаде. Срочно.
Еще один зевок.
- Зачем?
- А я знаю? Просила всех быть. Давай, собирайся, а я еще к Саске забегу.
- Не надо, он у меня.
Пауза.
- То есть – у тебя? – очень осторожно.
- В гости зашел и заночевал. Ты чего так смотришь?
Пауза.
- Да нет… нет, ничего. Давай, быстро собирайтесь и приходите, я вас там подожду.
- Хорошо, спасибо.
Дверь закрылась. Наруто снова душераздирающе зевнул и потопал обратно в кухню.
- Саске, вставай, - он присел рядом на колени и потряс друга за плечо. – Нас Тсунаде вызывает.
- Я слышал, - Саске перевернулся на спину и невероятным усилием открыл глаза. Солнечный свет их неприятно резанул, и Саске поморщился. – Сколько времени?
- Полвосьмого.
- Кофе есть?
- Есть…
Саске сел и оглянулся на него. Вид сонного взлохмаченного Наруто его умилил, настолько, что он едва-едва удержался, чтобы не провести рукой по светлым волосам. Но нет, нет, еще нельзя, еще рано – надо дать время все обдумать… Саске встряхнулся.
- Наливай. Чую, нас ждет сегодня что-то очень интересное…
***

Саске не ошибся. Тсунаде решила не тянуть с тем, что уже давно и прочно было решено, и сообщила всем собравшимся шиноби, что отныне они будут работать не поодиночке, а в парах. Стоя в кабинете Хокаге и слушая распределение, Саске с неприязнью ощущал, какие заинтересованные и даже жадные взгляды на него бросают, в особенности Сакура и Ино – Ками-сама, да когда же они забудут свое забавное хобби по его преследованию! Ведь и у одной, и у другой уже есть парни, как Саске слышал краем уха от Наруто, а они по-прежнему об него глаза мозолят!.. Но еще больше его раздражали откровенные взгляды Неджи, которыми тот награждал Наруто. Узумаки под этими взглядами заметно ежился и – у Саске даже предательски заходилось сердце – делал небольшой шажок в сторону Саске, будто прося у него защиты. Саске жмурился, как довольный кот, и боролся с острым желанием обнять его.
- И последняя пара – Узумаки Наруто, Учиха Саске, - Тсунаде подняла взгляд от списка и посмотрела на них. – Для вас сразу есть миссия, останьтесь. Остальные свободны.
Миссия оказалась несложной – проводить группу дипломатов в деревню Песка. Видимо, Тсунаде хотела убедиться, что они смогут спокойно общаться и эффективно работать в паре. Наруто заметно сник, услышав, насколько легкую миссию им поручают, но, видимо, решил пережить это в себе, а не так, как раньше – с ором на всю деревню. Саске же едва не улыбался. Миссия должна была занять неделю. Целая неделя рядом с Наруто! Саске чувствовал себя глупым влюбленным романтиком, нещадно одергивал себя, но не мог подавить теплую радость, разливающуюся в груди. Неделя с Наруто – практически наедине. Правда, первые три дня придется быть начеку, но вот обратный путь был целиком в его распоряжении. Нет, Саске не собирался предпринимать что-то экстраординарное, в конце концов, он действительно хотел, чтобы Наруто хорошенько все обдумал, но… Все-таки три-четыре дня рядом, без всяких посторонних вмешательств, наедине… Эта перспектива заставляла обычно сдержанного Саске чувствовать легкое головокружение и непреодолимое желание улыбаться.
- Ну Тсунаде, ну отколола! – удивленно смеялся Наруто, выходя вместе с Саске из резиденции Хокаге. Глянул на напарника. – А ты не очень-то удивился, когда услышал об этом. Скрываешь что-то, теме?
Саске пожал плечами.
- Как ты думаешь, почему Тсунаде поселила тебя у меня, а не, скажем, у Неджи? – вопросом ответил он. Наруто приподнял одну бровь, явно понимая. Саске кивнул. – Вот именно. Надеялась, что мы сможем найти общий язык. А теперь подумай, почему я на это все-таки согласился.
- А с чего ты вдруг мог не согласиться? – похоже, Наруто догадывался – почему, да ведь и сам он в начале говорил, что они с Саске несведенные, и вряд ли забыл свои слова. Но он явно хотел услышать ответ. Саске помолчал.
- Тогда я тебя еще не знал, добе, - произнес он наконец тихо, глядя ему в глаза.
«Хэй, Наруто!» - вдруг закричали откуда-то сбоку. Наруто вздрогнул, оглянулся и сквозь зубы выругался. К ним шел Неджи.
- Можно, я тебя попрошу, Саске? – обреченно вздохнул он. – Поминай его как можно реже, хорошо? А то он на свое имя, кажется, реагирует, как на технику призыва.
Саске кивнул, зло сузив глаза. «Конечно, добе, - подумал он. – Я с удовольствием вовсе забуду это имя, если это тебя хоть немного оградит от него…»
Когда Неджи подошел, они обменялись короткими взглядами, и в долю секунды поняли все. Светло-голубые, почти прозрачные глаза Неджи стали злыми, он походил на пса, почуявшего соперника по территории, - такой же в момент ощетинившийся и почти обнаживший в оскале клыки. Саске напряженно расправил плечи, посылая ему взгляд, полный презрения и вызова.
- Наруто, я хочу поговорить с тобой, - голос дрожит ответом: вызов принят.
- Я спешу, Неджи, у нас миссия, - Саске едва смог скрыть удивление: Наруто говорил спокойно и уверенно, так, словно это не он всего несколько дней назад дрожал от страха и дискомфорта рядом с Неджи. Тот, похоже, так же почувствовал перемену, но принял ее, в отличие от Учихи, за добрый знак.
- Всего пару минут, - попросил он. – Буквально несколько слов. Пожалуйста, Наруто.
Парень поколебался, но кивнул и отошел вместе с ним на добрый десяток шагов от Учихи. Саске сунул руки в карманы и бессильно сжал кулаки, не в силах отвести взгляда от парочки. Они говорили тихо и спокойно, Наруто кивал в ответ на слова Неджи, а Саске сгорал от ревности и тревоги. И если бы не взгляды Наруто, которые он время от времени ему посылал, - наверное, он бы сорвался. Но Наруто… Сердце Учихи предательски подкатывало к горлу и билось там, когда он ловил быстрый взгляд синих глаз, буквально приковывавший его к месту. Что в нем было? Саске не мог определить, что точно означала эта полуулыбка, читающаяся в глазах, этот едва заметный прищур – Наруто не щурился почти никогда без явной на то причины, но сейчас он чуть-чуть сузил глаза – будто оценивал и в то же время успокаивал готового броситься на соперника Учиху. Наконец, дослушав Неджи до конца, Наруто в последний раз кивнул, тихо что-то сказал и, махнув рукой на прощание, пошел к напарнику.
Саске глазам своим не поверил: он улыбался. Улыбался счастливо и облегченно – будто освободился от какого-то тяжкого бремени.
- Тсунаде говорила, нам через два часа нужно быть на выходе из деревни, - весело сказал он, блеснув глазами. – Не находишь, что хорошо бы до этого времени подкрепиться? Ты Ичираку вовсе на дух не переносишь или все-таки составишь мне компанию?
Ошарашенный таким поворотом событий и ничего не понимающий Учиха мог только пожать плечами.
- Отлично, - улыбнулся шире Наруто и сбежал вниз по ступенькам. – Тогда догоняй!
- Добе, ты как ребенок, - «отмер» Саске, спускаясь вслед за ним.
- Все мы в душе дети! – рассмеялся в ответ Наруто.
«За это я тебя и люблю», - признался мысленно Саске и улыбнулся.
Как бы там ни было, что бы Наруто ни сказал Неджи – эта неделя принадлежала ему. И Саске решил, что своего шанса он не упустит.
***

Миссия никаких сюрпризов двум шиноби не преподнесла. Разве что оказалась еще скучнее, чем они ожидали: не было не то что попыток нападения – даже хоть чуть-чуть заметных следов присутствия и чакры возможных преследователей и нападавших. Похоже, их отправили сопровождать дипломатов исключительно ради подстраховки, что вернее подтверждало предположение Саске о том, что Тсунаде решила убедиться до конца в их умении поладить друг с другом. Когда Саске думал об этом, он только мысленно усмехался: услышала бы она хоть раз, как они сейчас общаются, - ушам бы своим не поверила. От прошлых перепалок если и остались какие-то следы, то практически неузнаваемые и незаметные, преобразовавшиеся в безобидные шутки и, самое большее, дружеские подначки. Хотя при дипломатах напарники практически не разговаривали: им хватало обмена взглядами, чтобы скоординировать свои действия. В конце концов, они до самой Суны держали ухо востро, ожидая нападений. И когда вдалеке показались ворота деревни, Саске вовсе не удивился, услышав рядом разочарованный вздох:
- Ну вот… Даже не подрались ни с кем…
Кое в чем Наруто остался просто неисправим, и Саске уже не раз и не два этому радовался. Бешеная энергия джинчуурики требовала выхода, и хотя теперь он держал себя в руках, меньше она от этого не стала.
- Хочешь драться, добе? – сохраняя невозмутимое выражение лица, поинтересовался Саске. – Могу устроить…
Наруто глянул на него и фыркнул.
- Ловлю на слове, - улыбнулся он. – На обратном пути стребую.
- Я на этом месте, полагаю, должен испугаться? – скептически приподнял бровь Учиха.
Наруто рассмеялся, махнул на него рукой и ничего не ответил.
В Суне они задерживаться не стали: отчитались о выполнении миссии и сразу отправились в обратный путь. Без предварительной договоренности, без обсуждения – просто сдали отчет и ушли, будто так и только так могли поступить. И, опять же, не сговариваясь, шли в достаточно медленном для обоих темпе, словно им совершенно некуда было спешить. Оба будто старались растянуть удовольствие от общения и простого присутствия друг друга рядом; они мало говорили в пути, в основном о чем-то сосредоточенно размышляя каждый в себе, но когда временами поднимали головы и перекидывались парой фраз – неизменно улыбались. Саске исподтишка наблюдал за ничего не подозревающим Наруто, а тот шел, что-то тихонько насвистывая себе под нос и засунув руки в карманы, словно вышел на прогулку. Создавалось впечатление, что он совершенно и абсолютно счастлив, свободен и легок, как перышко, лицо светилось радостной улыбкой, в глазах смеялись солнечные лучики. Саске смотрел на него и не мог понять, что происходит. Отчего он так рад? Не оттого ли, что они эту неделю проводят вместе? Саске вспоминал, как Наруто пододвигался к нему, под его защиту, во время распределения, спасаясь от взглядов Неджи, и у него заходилось сердце. Но – он не позволял себе так глупо надеяться. Еще рано, слишком рано, еще недели не прошло, как он предложил встречаться, а ему казалось, и не без оснований, что Наруто торопиться с ответом не будет. Но чем тогда объяснить его поведение сейчас и тогда, с Неджи? Саске по-прежнему недоумевал, пытаясь понять, почему Наруто перестал его бояться. Ничего ведь не случилось. Изменились только их отношения с Саске, да и то это было еще на воде писано, в остальном-то все было по-прежнему. Так что же тогда значил этот тихий, уверенный разговор и эти взгляды оценивающе прищуренных глаз?.. Саске чувствовал, что еще немного – и неизбежно запутается в собственных мыслях и домыслах, а не думать об этом не получалось при всем желании. Единственным способом отвлечься был разговор с Наруто, и тут уж он никогда не получал отказа: они болтали, шутили, смеялись, подначивали друг друга, так что до последнего привала добирались буквально бегом, как дети, играясь в догонялки (причем догонял Саске). В принципе, на этот привал они могли бы и не останавливаться, до деревни было рукой подать, они добрались бы к полуночи, но Наруто шлепнулся на траву безжизненной тушкой, закинул руки за голову и сообщил нависающему над ним небу и Саске в придачу, что до завтра с места не сдвинется.
- С чего это ты не рвешься в родную деревню? – поинтересовался Саске, впрочем, садясь рядом.
- Я рвусь, - возразил Наруто. – Очень даже рвусь. Но, думаю, до завтра деревня без нашего в ней присутствия доживет, ничего с ней не сделается, верно? Зато мы с тобой вдвоем подольше побудем.
Саске замер. Наруто улыбался, произнося последние слова, и они звучали так просто и естественно, будто он произносил самую обычную на свете вещь. На Саске он не смотрел, его взгляд был прикован к темнеющему небу, и в глазах будто отражались первые зажигающиеся звезды. Саске с трудом смог оторвать от него взгляд, да и то только после того, как Наруто резко сел и повернулся к нему. Звездочки в глазах превратились в озорные огоньки-чертенята.
- Ну что, будем устраиваться? – он хлопнул по своему рюкзаку рукой. – И поедим! Я голодный, как не знаю кто!
- А когда-то было иначе? – вскинул бровь в беззлобной насмешке Саске.
- Не было, - согласно мотнул головой Наруто. – Но от этого мой голод не уменьшается. Так что давай поедим!
- Хорошо, иди тогда за хворостом, я пока рюкзак распакую, - пожал плечами Саске, мысленно морщась от перспективы утолять голод столь любимой Наруто и столь ненавидимой им самим «быстрорастворимой гадостью» под названием рамен.
- Ну вот, как за хворостом – так сразу я! – всплеснул руками Наруто и заливисто рассмеялся, но, впрочем, тут же вскочил и направился к краю поляны. У самых деревьев оглянулся и хитро блеснул глазами-чертенятами: - Ты заметил, кстати, Саске – нас ведь с тобой на равных в пару поставили, а командуешь все равно ты. Забавно, не находишь?
И, не дав Учихе ни слова вставить, скрылся в темноте.
Саске посидел некоторое время, не двигаясь и задумчиво сведя брови к переносице. Последняя реплика напарника его насторожила. Что она могла означать? Саске быстро прокрутил к голове весь их разговор. Вроде бы ничего примечательного, вот только… Саске нахмурился. Только сейчас, наскоро анализируя их разговор, он заметил странное, неестественное напряжение Наруто, которое едва уловимо читалось в тоне, в выражении лица, в словах. Почти незаметное, умело скрытое под привычной дурашливостью и весельем, оно тем не менее чувствовалось – разумеется, тем, кто мог похвастаться, что хорошо Наруто знает. Саске этим пока не хвастался, но ощущал, что начал его понимать – пока на уровне почти интуитивном, подсознательном, осознавая правильность своих действий только потом, много позже. Напряжение и даже легкая нервозность – чем они могли быть вызваны? Ведь не еще одной ночью в компании Саске. Предыдущие пять ночей, во всяком случае, Учиха ничего подобного не замечал. Все проходило тихо и спокойно: они забирались в спальники, не разбивая палатку, благо погода стояла прекрасная и обещала таковой оставаться еще долго, укладывались по разные стороны костра и, постепенно засыпая, обменивались короткими фразами на отвлеченные и странные темы.
- Саске… - позвал его, например, Наруто ночью накануне. Учиха, уже успевший немного задремать, вздрогнул и что-то невнятно промычал. – А что, по-твоему, счастье?
Саске не сразу сообразил, о чем он спрашивает. Сонные извилины думать отказывались, и он бухнул первое, что пришло в голову:
- Счастье – это когда рядом с тобой есть человек, которому ты можешь безгранично доверять. Тот, в котором ты всегда уверен, кто всегда прикроет твою спину, кто никогда тебя не предаст. Каким бы ты ни был, что бы ты ни совершил, он всегда будет с тобой и никогда тебя не оставит. Это – счастье.
И только высказав это все, Саске внезапно проснулся окончательно – от осознания, что сказал чистую правду. Посмотрел на Наруто. Тот лежал напротив, подложив согнутую руку под голову, и смотрел на него поблескивающими в отсвете догорающих углей глазами.
- А ты счастлив? – тихо спросил он.
И Саске не знал, что на это ответить. Нет? Но это не было правдой, а кроме того, звучало уж слишком жалостливо. Да? Но в этом правды было не больше.
- Счастье – странное чувство, Наруто, - сказал Саске наконец. – Ты понимаешь, что был счастлив в какой-то определенный момент своей жизни только тогда, когда этот момент уже ушел, ушел безвозвратно. Счастье – всегда в прошлом, настоящее слишком суетно для него.
- Разве? – Наруто вскинул брови. Вытащил свободную руку из спальника и убрал чересчур длинную прядь с глаз. – А разве не бывает так, что счастливое мгновение останавливается, замирает, кажется, на целую вечность, и тогда ты понимаешь, что по-настоящему счастлив? Даже не понимаешь – чувствуешь, остро, как боль, каждую частичку своего счастья? Разве так не бывает, Саске?
И Саске пришлось долго помолчать, чтобы собраться с силами ответить.
- Не знаю… - выдавил он в конце концов. – У меня такого никогда не было… Может быть, я и не был счастлив пока… А ты? – он все-таки решился посмотреть Наруто в глаза. – Тебе это чувство знакомо?
И теперь уже молчал Наруто.
- Нет… - тихий вздох задул последний, едва теплящийся уголек в костре. – Пока нет…
На этом их разговор закончился. Только Саске был уверен, что в ту ночь не он один долго не мог заснуть, размышляя над сказанным.
…Саске встряхнулся. Воспоминания поглотили его с головой, а ведь нужно было заняться таким прозаичным делом, как распаковка рюкзака и добывание огня. За что он и принялся, старательно гоня некстати разбушевавшиеся мысли прочь.
Когда Наруто вернулся из леса с охапкой хвороста в руках, рюкзаки были распакованы, спальники раскатаны, еда вынута, котелок наполнен водой, и Саске сидел рядом с маленьким костерком, методично подкладывая в колеблющийся огонек сухие веточки.
- С тобой не пропадешь, - улыбнулся Наруто, сгружая свою ношу.
- Ты этого еще не понял за неделю пути? – фыркнул Саске.
- Я просто констатирую факт, - отмахнулся Наруто и сел рядом с ним к постепенно разгорающемуся костру.
Наступило молчание. Они молча дождались, когда вскипит вода, молча поели и вновь молча уселись у костра. Не меньше получаса они просто сидели рядом, так, словно им вовсе не нужно было разговаривать, словно они не умели этого и не тянулись к разговору. В какой-то степени так и было; странная, интуитивная связь, скрепившая их, помогала понимать друг друга без помощи слов. Саске, во всяком случае, хотел думать, что они друг друга понимали. Хотя… задумчивый взгляд голубых глаз, напряженно сведенные брови, крепко сцепленные в замок на коленях руки – Наруто явно о чем-то размышлял, причем о чем-то важном, о чем-то, что его тревожило… о чем? Не о Неджи ли? Саске почувствовал, как сами собой сжались в кулаки руки. Неджи… «Не отдам, - глухая, мстительная злоба. – Никогда…»
- С тобой не пропадешь, - вдруг повторил Наруто так, будто и не было получаса молчания – словно продолжал их разговор. Саске вздрогнул. Наруто на него не смотрел, но даже сбоку Саске видел, как плясали в его остановившихся глазах языки пламени. – Ты надежный… такой надежный, что хочется за тебя зацепиться, повиснуть на шее, закрыть глаза и ни о чем не думать. И плевать, что будет вокруг, плевать, что подумают другие, - на все плевать. Тебе хочется доверять…
Наруто расцепил руки и, чуть отклонившись назад, оперся ими на землю позади себя. Глаза чуть прищурились, он склонил на бок голову, словно разглядывая пламя. Саске – стыдно сказать – не дышал, глядя на него. Он не понимал, зачем Наруто это говорит и к чему клонит, только чувствовал, что сейчас происходит что-то важное, что-то необычайно, невероятно важное, отчего зависит будущее их двоих, - и поэтому не шевелился, поэтому молчал, не отводя глаз, только внимательно наблюдая за освещенной костром фигурой.
- Знаешь… - Наруто замолчал, часто и глубоко дыша. Помедлил минуту и продолжил – так тихо, что треск костра едва не заглушал его голос: - Знаешь, я ведь сказал Неджи, что дам ему ответ после миссии. И…
Наруто замолк. И вдруг рывком, отчаянно-решительно вскинул взгляд, поворачиваясь к Саске и глядя ему прямо в глаза.
И Саске в один миг понял все. Все, чего Наруто не мог ему сказать, все, что просто не дано выразить словами… все, что просто не должно было быть сказано вслух.
«Не может быть…» - пронеслась в голове ошарашенная мысль.
Саске медленно, как завороженный, качнулся вперед, к Наруто, и, протянув руку, осторожно коснулся полосатой щеки.
Наруто прикрыл глаза и легонько потерся скулой о его пальцы.
«Не может быть…»
- Наруто… - неверящий, смятенный выдох.
Под чуть приподнявшимися веками блеснули темные зрачки. Наруто чуть запрокинул голову назад, позволяя пальцам Саске скользнуть по своим губам и подбородку. Разрешая…
В голове как будто что-то взорвалось, разбросав связные мысли и образы на отдельные обрывки и осколки. Секунда – перекатиться на колени, вплотную к нему, сильно, даже властно сжав одной рукой плечи, другую запуская в светлые волосы, запрокидывая голову, заставляя открыть глаза. Губы – так близко, совсем рядом, чуть приоткрытые, словно в ожидании, в них хотелось впиться жестко, безжалостно, со всей накопившейся страстью, но… Но в синих глазах плещется страх. Этот страх останавливает, отрезвляет, чуть приводит в себя – и первое касание выходит нежным и успокаивающим, ласковым, обещающим… И только когда губы покорно открываются, пуская внутрь, отвечая, почти перехватывая инициативу, - только тогда он с глухим горловым рыком ужесточил поцелуй, вкладывая в него все свое желание. Надавил на плечи, опрокидывая на землю и придавливая собственным телом.
Немыслимая покорность, невероятная отзывчивость на любое касание, пылкие, благодарные ответы… Саске сходил с ума, отчаянно стараясь сдерживаться. Да, пусть его не отталкивали, более того – сами притягивали ближе, но он понимал – боги, боги, даже в таком, почти бессознательном, бесконтрольном состоянии понимал! – что страстная грубость только навредит сейчас. Ветер раздувает пламя, но слишком сильный порыв может затушить огонек; а Саске хотел, чтобы его огонек горел вечно…
Поэтому он не спешил, поэтому собирал губами стоны и дрожь выгибающегося, как лепесток пламени, тела под руками, поэтому медлил, медлил, медлил – до тех пор, пока с зацелованных губ не слетело протяжно-измученное:
- Са-аске-е-е!..
И тогда у него снесло крышу. Полетел ко всем чертям самоконтроль, сломилась железная, годами тренированная выдержка – от одного умоляющего взгляда, от одного звука своего имени. Взор заволокло туманом безумия, откуда-то из неведомого далека, словно сквозь вату, донесся собственный невнятный рык, в котором можно было различить единственное, без конца повторяемое слово: «Мой… мой… мой…»
Каждый поцелуй – как клеймо, каждое касание – как печать: мой…
Вскрики, стоны, бессознательный, срывающийся шепот – как данность: мой…
Дикая, острая, как кунай, пронзающая, прошивающая тело насквозь волна наслаждения, судорожно сжимающиеся объятия – как обязательство: мой!..
…И быстрые, легкие, успокаивающие поцелуи – как благодарность: мой…
…И мягкие поглаживания, нежные прикосновения – как признание: мой…
…И тихое, шевелящее прядь у уха дыхание, подрагивающие во сне ресницы, приоткрытые в полуулыбке губы – как святая клятва: мой, только мой…

Окончание в комментариях

URL записи